JeTeRaconte (jeteraconte) wrote,
JeTeRaconte
jeteraconte

Иван Ефремов - один из величайших ученых и лучших писателей фантастики в мире. Часть пятая.



В 1935-37г.г. окончил экстерном Ленинградский Горный институт и одновременно получил от Президиума Акад.наук СССР степень кан­дидата биологических наук без защиты диссертации.

В марте 1941г. защитил диссертацию на степень доктора биологических наук. В 1943 г. ВАК присвоил мне звание профессора палеонтологии. Научную работу начал с 1925 года под руководством академика П.П.Сушкина, всего написал около 70 научных работ, опубликованных в различных изданиях, и около 150 мелких заметок, рефератов, рецен­зий. За научные исследования удостоен в 1952 г. Сталинской прении II степени, премии акад. А.А.Борисяка в 1949г. и пяти премий Пре­зидиума АН за научную работу, организацию и экспедиционные иссле­дования.

(В 1940-е годы Ефремов разработал тафономию — учение о закономерностях сохранения остатков ископаемых организмов в слоях осадочных пород. За эту работу он был удостоен Сталинской премии.)

Участвовал в 28 экспедициях, из которых лишь руководил 18-ю в Сибири, Средней Азии, Дальнем Востоке и Приуралье, В последнее время #1946-1950/ руководил крупной экспедицией Академии наук СССР в Монгольской Народной Республике / Монгольскй палеонтологической экспедицией/. Награжден орденом “Знак Почета” в 1945г. за выдающиеся научные достижения, и орденом “Трудового Красного Знамени", за выслугу лет в 1953 г. С 1944г. часть времени уделял писательской работе. Опубликова­но несколько сборников рассказов, повести и очерки. Член Союза советских писателей с 1945 года. Художественные произведения пере­ведены на 9 языков. Женат, имеется сын 17 лет. Родственников заграницей не имею. Из близких родственников есть сестра /Надежда Климовская по. мужу/, брат погиб под Ленинградом в Советской Армии, отец и мать умерли в Ленинграде. 3 Под судом и следствием не находился, взысканиям не подвергался, В партии не состоял. На оккупированных территориях не находился, в плену не был. Знание языков: английский, немецкий.

И. Ефремов 22 июня 1954г.

Итак как обычно сухие строчки автобиографии. А что же стояло за ними?

Очередные экспедиции...


(В 1935 году коллега Новожилов написал целую поэму о могочинском сидении и пути на Тунгир — оригинал с вклеенными фотографиями и рисунками автора хранится в семейном архиве И. А. Ефремова и Т. И. Ефремовой.)

К середине 1935 года Иван Антонович был автором семнадцати палеонтологических и геологических трудов и производственных геологических отчётов. В августе по совокупности работ, без защиты, ему была присвоена учёная степень кандидата биологических наук.

К этому времени он развелся с женой Ксенией, которая жаждала видеть мужа в семейном гнезде и не выдержала его постоянные отлучки в экспедиции, разлука не была внезапной, но все же горькой.



А в 1936 году Иван женился на Елене Дометьевне Конжуковой,  такой же безумно влюбленной в палеонтологию как и он.



Елена родила ему сына - Аллана, названного так в честь Аллана Квотермейна. Да, да героя книг Хаггарда.

После двух с половиной лет учёбы экстерном в Горном институте, Ефремову было присвоено звание горного инженера. Но диплом он получил лишь в 1937 году...

Коллектив института жил дружной, насыщенной жизнью. Сотрудники так увлекались работой, что часто задерживались до позднего вечера, отрываясь лишь на короткий отдых.

Собираясь за чаем, «для освежения мозгов» обращались к литературе. За недостатком книг многие переписывали в ручную стихи: Киплинга, Блока, Драверта, Парнок и других авторов, обмениваясь своими сокровищами во время этих дружеских посиделок.

В редкое свободное время Иван старался бывать в планетарии. А также  долгие часы он проводил в зоопарке, наблюдая за животными и их движениями. Это помогало в палеонтологических реконструкциях и описании животных в будущих книгах.

20 июля 1937 года тысяча геологов из пятидесяти стран мира собрались в Москве. Выдающиеся учёные участвовали в палеонтологической сессии конгресса. К этому дню был специально выпущен путеводитель по музею.Организация всемирного геологического конгресса в немалой степени заслуга Ефремова. Кстати, там он выступил с докладом имевшим шумный успех...

И Ефремов приложил много сил, чтобы блестящий биолог и анатом, кандидат медицинских наук
Алексей Петрович Быстров, по ходатайству АН СССР был демобилизован из Военно-медицинской академии, где он служил, и в октябре 1937 года приехал из Ленинграда в Москву, чтобы работать в отделе низших позвоночных Палеонтологического института. Они дружили. А это его рисунок существа похожего на домовенка и лемура.



В 30-х годах И Ефремов с коллегами написали письмо  Сталину с просьбой обратить свое внимание на бедственное состояние палеонтологического музея. К октябрю стало известно, что письмо дошло до вождя, и бывшие конюшни графа Орлова-Чесменского передали на баланс музея. В итоге было получено здание, где разместились экспозиции.

Антисоветчики прочитав эти строки наверняка мерзко захихикали... Конюшни! Музею! Ха-ха-ха.

А если так: Конюшни и манеж составляли единое здание, входившее в ансамбль Нескучного сада. В середине XIX века корпус был перестроен в зал для загородных царских приёмов. Совсем иное впечатление от передачи "конюшен"?

В эти году  Ефремов помог с работой вернувшемуся из заключения Льву Гумилеву.

Сейчас принято говорить с осуждением о "кровожадном" Сталине и эпохе репрессий 37- го года. Сложно быть объективным рассказывая об этом времени. С одной стороны действительно было выявлено много настоящих врагов народа, с другой, разумеется, были и действительно невиновные и невиновные с нашей современной точки зрения. Не стоит забывать о том, что СССР жил окруженный врагами, мечтавшими уничтожить первое социалистическое государство. И методы борьбы были суровы к тем, кто так или иначе мог представлять угрозу и стать пятой колонной...

Кстати, дневники экспедиции по золотоносным местам, карты местности и образцы были похищены... А информацией о месторождениях очень интересовались на Западе...

Помните ли вы о миллионах доносов написанные соседями, друзьями, коллегами, родственниками на тех кто был рядом с ними... Откуда они взялись? Из глубины мелких мещанских подлых душонок, что жаждали подсидеть удачливого соседа, отомстить за бытовую обиду или имели какие - либо корыстные намерения.

Опасаясь подобного в 1937 году Иван Антонович сжёг свои дневники и письма. «В наше время нельзя…» — думал он, понимая, что одно неосторожное слово в письме может поставить под удар многих...

По Большой Калужской строили новые дома, и было приказано снести приведённую в порядок два года назад часть здания музея, мешавшую строительству, переселив экспонаты в неотремонтированный пока зал.
В связи с этим 11 декабря 1939 года было написано письмо.

Здесь выдержки из него:

«Глубокоуважаемый Иосиф Виссарионович.
Не сочтите нелепостью или дерзостью наше обращение к Вам.
Ваше время драгоценно для всей страны и, безусловно, занято гораздо более важными вещами. Однако глубокая уверенность в том, что только Вы можете помочь, и в том, что наука есть немаловажная вещь, заставляет нас обратиться к Вам.
Дело, в котором мы просим Вашей помощи, — это вопрос о двух музеях Академии Наук СССР — Геологическом и Палеонтологическом, погубленных при переезде Академии из Ленинграда в Москву, — первый нацело, второй частью.
Нормально ли то, что в результате грубейшего организационного ляпсуса (зачем было перевозить на пустое место?) в Советской стране, где Партия, правительство и лично Вы, Иосиф Виссарионович, делаете так много для развития науки, происходит настоящее варварство, и варварство это происходит в крупнейшем научном центре страны — Академии Наук СССР.

Опасность ещё в том, что если уйдут из состава Академии те весьма немногочисленные лица, которые знают эти коллекции, — значительная часть коллекций попросту погибнет за невозможностью разобрать их и за невозможностью восстановить разрушенное в новых условиях.
Вывод — положение с указанными Музеями должно быть исправлено и исправлено немедленно. Всяческие отлагательства в этом вопросе снова ведут к 10-летнему сроку, а это не решение. Мы не можем поверить, чтобы в нашей стране не было никакой возможности скорого разрешения этого позорного для Академии случая. Если постройка (немедленная) специального здания в настоящее время нереальна, нужно передать эти музеи незамедлительно обратно в Ленинград, в Киев, в Тбилиси, в Алма-Ату, в какой-либо крупный центр, где здание для таких музеев найдётся, если столица СССР в силу неумелости руководства Академии не может обеспечить переведённые в неё музеи помещением.
Поэтому, пробившись с самого момента переезда в Москву, вместе с другими товарищами, пять лет над восстановлением Палеонтологического Музея и видя полную бесплодность всех попыток (более того, положение Музея не улучшилось, а ухудшилось), мы обращаемся к Вам, глубокоуважаемый и дорогой Иосиф Виссарионович, с великой просьбой разрубить наконец узел бюрократических записок, отписок, комиссий и прекратить исключительное безобразие, проделываемое с указанными музеями Ак. Наук.

Зав. Отд. высших позвоночных Палеонтологического института Академии Наук СССР:
Профессор (Ю. А. Орлов).

Зав. Отд. низших позвоночных Палеонтологического института: (И. А. Ефремов).

11 декабря 1939 г.Москва, 71, Б. Калужская, 75, Палеонтологический институт Академии Наук СССР».

Второе письмо Сталину осталось лежать в архиве.
Почему оно не было отправлено?
Судя по всему Ефремов и Орлов опасались, что виновные будут наказаны со всей пролетарской суровостью... И не хотели подобного, считая что это будет слишком жестким решением проблемы...

Продолжение следует...

И Ефремов

Номенклатура и приспособленцы...


Tags: #1946, И Ефремов, история, мнение, писатель
Subscribe

Posts from This Journal “И Ефремов” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments