JeTeRaconte (jeteraconte) wrote,
JeTeRaconte
jeteraconte

Расскажу - ка я вам о Кёре. Его замке и делах давно минувших дней. Часть вторая.



На содержание армии, по  замыслу Кёра, Генеральные штаты должны были дать королю санкцию на сбор не натурального, а денежного налога.Фураж же создаваемая армия должна  получать по месту дислокации.
Депутаты Генеральных штатов подумали, почесали в затылках и решили, что пусть уж лучше свой король потихоньку стрижет, чем чужие ребята с длинными мечами обдирают.

В ордонансе 1445 года о 15 ордонансовых (то есть существующих по королевскому приказу) рот указывалось: «Означенные латники будут стоять в добрых городах всего королевства». Каждая провинция, в которой квартировалась ордонансовая рота, должна была снабжать ее продовольствием. Создание регулярной армии закладывало фундамент новых порядков, а с ними – абсолютизма королевской власти. Кроме того
Кёр улучшил качество и количество артиллерийского парка.

А еще у него проявились дипломатические таланты.  В 40-е годы во время приближающейся победы над Англией, над английским королевским домом, когда всем уже было ясно: победа близка.
Еще немного и Франция выйдет на международную арену, пытаясь утвердить свой авторитет за Пиренейскими горами, на Апеннинском полуострове в итальянских государствах.
Это путь в великие державы и она придет туда, станет лидером, но это позже...




И вот в это время  Кёр оказывается  очень энергичным дипломатом. Документы сообщают, что он участвует в посольствах Карла Седьмого в Рим, в Женеву, в Геную. Между делом у разорившихся дворян скупает огромные поместья в Берри, Бурбонне и других городах.
  В 1446-м году Кёр участвовал в секретных переговорах, направленных на возможное подчинение Франции Генуи и Милана, чтобы они признали  протекторат французской короны над собой. Сделка не состоялась, но это было очень важное будущее направление французской международной политики.
Он ведет торговые переговоры в Арагоне – успешно. Он добивается успеха на Родосе в переговорах между рыцарями-иоаннитами, которые правят на этом острове, и параллельно с мамелюками, их врагами. И пока он между ними ловко лавирует устраивает  договоры с выгодой для французской торговли.

В этом же году он совершит неслыханное преступление для всего христианского мира и ему оно дорого обйдется гораздо позже на суде. Хотя может и фальсифицирована эта история. Дело в  том, что  невольник - христианин умудрился сбежать из мусульманского плена в александрийском порту  на  одном из его кораблей, благодаря капитану спасся и стал его слугой в Монпелье. Когда Кёр узнал об этом, то повелел вернуть беглеца к хозяину мусульманину...

Он организатор и участник самого знаменитого французского  посольства этого времени. В 53-года в 1448-м году  Кёр снаряжает по поручению короля к Папе Римскому посольство. Это 11 кораблей из Марселя, за ними 3 корабля, на которых сам Кёр и королевский секретарь де Шатель. В Рим они вступают в сопровождении 300 всадников. Папа Николай Пятый, к которому было отправлено это посольство, которому французы таким образом помогли удержаться на папском престоле…
А в римской курии, как обычно, шла междоусобная внутренняя борьба. Посольство и поддержка оказались очень кстати так, как Папе Николаю  существенно помогли и деньгами и влиянием.
Так, что он написал: «За последние 60 лет не было такого блестящего посольства». Это посольство, организованное Кёром и им же осуществленное. Папа Николай Пятый – не был неблагодарным человеком и обладал хорошей памятью.


Год 1448-й  – до падения Константинополя осталось всего 5 лет.

И до завершения Столетней войны… Те же 5 лет.

То есть, в европейской истории очень важное пятилетие. И наш герой, он  очень заметен на международной арене. А Папа Николай Пятый просто во многом ему обязан. Блистательность этой миссии, этого вступления французов в Рим… А ведь они еще не победили, но люди смотрят, как роскошно все это выглядит –  и понимают: есть у ребят деньги.
А мы знаем, откуда эти деньги. Но самое важное, что он проделал в эти  же годы – это финансирование Нормандской кампании.
Освобождение Нормандии - это 200 000 экю.
Кёр дал свои личные деньги, честно украденные, пардон, честно заработанные... Под процент своему королю...


Как говорится : "Для войны нужны три вещи: деньги, деньги и еще раз деньги".

(Цитата ошибочно приписывается Наполеону I, но на самом деле так ответил маршал Джан Джакопо Тривульцио на вопрос Людовика XII,какие приготовления нужны для завоевания Миланского герцогства.)

Он предоставил королю четыре военных отряда для завоевания Нормандии, привел в порядок городовое управление, устроил в городе Монпелье биржу и водопровод.

Кёр лично участвовал в некоторых переговорах с англичанами во время Нормандской кампании. Очень забавно, когда он принимал участие в переговорах с англичанами, например, вокруг проблемы взятия Шербура,  то обязательно возникала тема денег. Он  в своем стиле просто подкупил английского капитана...

Кроме того он руководил продажей пленных. У него было разрешение заниматься выкупом  английских рыцарей. А их было все больше и больше. Работал он с ними прекрасно, выжимая максимум возможного из родственников пленников, ну а те в свою очередь из крестьян.
Вообщем, с немалой выгодой и для короны, и для себя. В 1449 году французский король Карл VII начал наступление на Нормандию, и на следующий год, после победы при Форминьи (близ Байё), полностью очистил ее от англичан. В 1451 году его войска завоевали Гиэнь, и хотя вскоре ее пришлось оставить, в 1453 году эта провинция вновь была отвоевана – на сей раз окончательно. Взятие Бордо в 1453 году, после победы при Кастийоне, фактически положило войне конец. У англичан остался только окруженный бургундскими владениями Кале.

Но сейчас в это время, в 1450-м году, еще идет освобождение Нормандии, там бои, еще не пал Бордо,  лишь после этого  наступит условный конец Столетней войны.

А Кёр уже строит себе дворец в Бурже, который позже назвал сам Пале-Жак-Кёр.




Дворец Жака Кёра. На стенах дворца несколько раз тот самый девиз: «Отважному сердцу нет преград».



Он на вершине, он может все, у него еще полно энергии, неплохое здоровье. Он считает, что король его, если не обожает, то почитает…

И он предан, он предан насколько может быть предан подобный хитрый лис.

Он ведет с королем  тайные беседы с глазу на глаз… Один на один, беседы о жизни, о философии.
И никогда Кёр не предавал его, по крайней мере, он так считает, ну а если, что лишнее попадало в карман, так это лишь награда за труды... Какая - то паралель с Менщиковым? Похож немного.

Это потом всплывет все… Нельзя дружить с королями. Пытаться себя считать им ровней.


Стоит помнить, что он давал деньги взаймы. Давал в том числе и всему королевскому окружению…

А какой лучший способ избавиться от необходимости возвращать деньги? К тому же кому? Выскочке, купчишке, что со свиным рылом, да лезет в калашный ряд...



А тут еще выстроил дворец как раз к 1450-му году в Бурже Пале-Жак-Кёр – «домик», как он его называл. Здание построили в стиле французского ренессанса, а украсили в готическом стиле. Замок стоит по сей день и является одной из достопримечательностей долины Луары. Но пожить-то в этом дворце ему не довелось...

Может и можно дружить с королем, но спать с его любовницей не стоит. Хотя опять же: не доказано.

Он нравился королевской фаворитке
Аньес Сорель. Официально о ней говорили, что это самая красивая женщина 15-го века.

"Это была самая молодая и самая прекрасная среди всех женщин мира", - Жан Шартье.

"Да, безусловно, это была одна из самых красивых женщин, которых я когда-либо видел", - Оливье де Ла Марш.

«У неё самое прекрасное лицо, которое только можно увидеть на этом свете» римский папа Пий II

Кстати, она создательница новой моды, вида платьев с открытой одной грудью.




Она фаворитка Карла Седьмого уже несколько лет. Она красавица. Красива, конечно, для 15-го века, той специфической позднесредневековой красотой. Сейчас эталоны несколько другие. Но понимаешь, что в духе той эпохи, в том вкусе она была неотразимо хороша. И она слишком хорошо относится к Жаку Кёру.

Аньес Сорель молода. Она примерно в 20-летнем возрасте стала фавориткой короля,  успела родить королю Карлу Седьмому  трех дочерей и в этот момент ожидает сына. Ей  28 лет.  И вот мадам Красота, как ее называли во Франции, внезапно умерла 11 февраля 1450-го года.

В то время, когда Карл Седьмой сражался, там, в Нормандской кампании. А она очень подталкивала его к тому, чтобы он лично возглавил и победоносно завершил войну. И вот  родила сына, потенциального наследника и как-то внезапно очень серьезно заболела. Захотела написать завещание, одним из душеприказчиков назначила как раз Кёра. Ну, разве это может понравится  окружению?




Три дня и ее не стало.  Ранняя смерть  таких высоких особ… Редко бывает случайной. А в те времена, когда искусство отравителей достигло небывалых высот... Когда можно было зажечь подаренную свечу, тихо уснуть и не проснуться или скушать персик... На ваших же глазах разрезанный ножом так, что вторую половину съест безопасно для себя ваш отравитель, а вам придется писать завещание, если успеете...

Есть слухи, что она узнала о заговоре против короля, с целью выдать его англичанам и пыталась помешать... Хотя скорее всего это только слухи.



28 сентября 2004 года гробницу Аньес Сорель вскрыли, и в распоряжении исследователей оказались ее останки. Около полугода их изучали двадцать два специалиста в восемнадцати лабораториях: в Лилле, Страсбурге, Париже и Реймсе. Уникальный эксперимент возглавлял сам Филипп Шарлье.

Анализы показали наличие в останках Аньес Сорель большого количества ртути. Филипп Шарлье заявил, что именно ртуть стала причиной быстрой смерти, сразившей эту женщину менее чем за трое суток. Что позволяет утверждать, о том что фаворитка была отравлена.

Получив возможность подробно, в течение шести месяцев, изучить останки Аньес Сорель, ученые внесли немало уточнений в биографию этой женщины. Прежде всего, стало ясно, что год ее рождения находится между 1422 и 1426 годами (1409 год точно отпал). Следовательно, смерть фаворитки короля последовала в возрастном промежутке между двадцатью тремя годами девятью месяцами и двадцатью семью годами девятью месяцами.

Криминалисты попытались воссоздать лицо Аньес, пленительная красота которой, как отмечали даже ее недруги, стала легендой. Исследования подтвердили, что она действительно была блондинкой и родила четверых детей. Проведенная по хорошо сохранившемуся черепу реконструкция лица также выявила явное сходство с существующими изображениями женщины, в частности с образом, созданным художником XVI века Жаном Фуке. Как ни странно, но ни Людовик, ни его потомок не стали разрушать гробницу, основные перепитии она и останки Аньес пережили во время революции.
Потом префект региона генерал Поммерель отправил памятник на реставрацию, а затем поместил его в подземелье у подножия донжона в Лоше. По его приказанию очень смелые слова из стихов Вольтера украсили тогда фронтон: «Я – Аньес. Да здравствует Франция и любовь!» В 1970 году в целях сохранности надгробие разместили в королевском замке Лош.

Так кто же убийца?
Может виновник лекарь? Или точнее он инструмент убийства. Главным аргументом против доктора Пуатвена является его неправильный диагноз, ведь это именно он установил, что Аньес умерла от приступа дизентерии. Трудно поверить, что опытнейший королевский доктор действительно мог так ошибиться и не заметить признаков отравления. К сожалению, дальнейшая судьба этого доктора нам не известна, а вопрос о его виновности так и остается в области догадок…

Напомним она  родила сына. Сына, сына, сына… А всех дочерей  король признал своими...
Три дочери : Маргарита Валуа, Шарлотта Валуа, Жанна Валуа…  И тут вдруг сын! Это же катастрофа для всех претендентов на престол...
Сын умер через 6 месяцев... Помогли?

Карл Седьмой – человек несчастнейший. Мало того, что он считался бастардом, к тому же   сыном безумца – его отец Карл Шестой был с психически больным. А старший сын, Карла Седьмого, будущий Людовик Одиннадцатый – это человек, ненавидящий своего отца и ненавидевший
Аньес Сорель. Публично несколько раз он высказывался, как  ее ненавидит. В конце концов он вообще сбежал к герцогу Бургундскому от отца, и они лет 12, не виделись.

Когда внезапно умирали в средневековой и позднесредневековой истории  королевские фаворитки, всегда появлялась версия: отравили.  И обычно не без причин. Отравили или околдовали. Был нужен кандидат на отравителя.

Весь вопрос, кем был найден.

Первое – что это посол Венеции, который постоянно искал какого-либо случая покончить с Кёром, превращающим французскую торговлю в серьезного конкурента венецианской,  именно он стоял за  графиней Мортань, а у нее был огромный долг к Жаку Кёру. И она заявила, что  отравил
Аньес Сорель именно Жак Кёр. Правда все ее доказательства не смогли использовать даже очень не любившие Кёра дворяне...

Вторая версия, что за этим стоял все-таки  принц Людовик, и что на самом деле отравителей подослал он, который всегда презирал и ненавидел Аньес. Ему тут же припомнили случай в Шиноне, когда дофин отвесил Сорель пощечину и прокричал: «Клянусь Богом, от этой женщины все наши несчастья!». Летописец Монстреле писал по этому поводу: «Ненависть привела к тому, что принц неоднократно бранил своего отца и выступал против него из-за красавицы Аньес, которая была в большей милости у короля, чем сама королева. Поэтому дофин ненавидел фаворитку и со злости решил ускорить ее смерть...»

Карл Седьмой в старости, а он переживет Жака Кёра  на 5 лет, — будет все время ждать, что его отравят по поручению сына, и умрет с голоду. Так что, хорошая семейная обстановка, вполне дворцовая.

После смерти Аньес прошло восемнадцать месяцев, и уже стали стихать разговоры, вызванные ее внезапной кончиной, когда Жанна де Вандом, придворная дама, за которой числился большой долг Жаку Кёру, подтвердила под присягой, что именно он, королевский министр финансов, отравил Аньес Сорель.

Карла VII эти слова очень взволновали, и он немедленно назначил расследование. Через неделю Жака Кёра арестовали, и он предстал перед судом.

31-го июля 1451-го года, был подписан приказ Карлом Седьмым об аресте Кёра. Замечу, что за несколько дней до ареста Кёра Карл Седьмой пожаловал ему 762 ливра за верную службу – сохранился документ.

Первое время Кёр совершенно не верит, что он будет осужден. Он уверен в прекрасном отношении короля, пишет об этом жене. В итоге жена умрет, когда он будет в тюрьме...
Вскоре его пытают… хотя… у него дворянство. И не положено пытать дворянина, но его пытают.




А он  уже далеко не молод – ему 56 лет. Заточение становится все более и более тяжелым. Никаких доказательств, ни в колдовстве, ни в отравлении нет. Как ни странно, некоторые парижские адвокаты протестуют против того, как организован процесс, против всех юридических нарушений. Что не выслушивают свидетелей, которых просит пригласить Кёр.
И все-таки процесс продолжается, обвинение в отравлении сняли, в колдовстве сняли, оставили злоупотребление, оскорбление  величества, тайную продажу оружия неверным – этого  достаточно. Правда в процессе суда выяснилось масса иных злоупотреблений, вплоть до расхищения королевского гардероба. Но на всем этом не стали акцентировать внимание.

Римский Папа Николай Пятый, что удивительно, оказавшийся благодарным, официально просил помиловать Кёра. Нельзя было пренебречь подобной просьбой.

В результате  в приговоре почти 10 страниц перечисляются проступки, к примеру вина в растрате казны, лихоимстве, обмане, незаконном вывозе драгоценных металлов и звонкой монеты  и затем финал: «Однако, принимая во внимание службу Жака Кёра при дворе и послание Папы с просьбой о помиловании обвиняемого и учитывая другие причины, мы отказываемся от смертной казни для Жака Кёра», что является необычным для королевского правосудия.

Приговор вступил в силу 5 июня 1453 года, публичное покаяние было принесено в Пуатье.

Приказано выплатить штраф в 100 000 экю  «в нашу пользу», как пишет король, плюс казне – еще 300 000 экю. И после уплаты навечно покинуть  страну.

 Но невозможно уплатить этот штраф, владения то конфискованы, как и сокровища. Понятное дело, есть на черный день резервы, спрятанные за границей, но не настолько огромные. Ясно, что Кёру на веки вечные придется остаться в тюрьме.

Оказалось, есть  у Кёра еще друзья, кроме Папы... И они организуют ему, после трех лет в тюрьме, в одном из замков около Пуатье в 1455-м году побег. Ему удается, ускользнуть от погони, и он возникает в Риме. Николай Пятый, который, вскоре умер и его преемник Каликст Шестой приняли его очень тепло и поручили  участвовать в сборе войск против турок.

Кёра назначают командующим флотилией, которая отправится на борьбу с неверными. Ему 61 год. Дело это безнадежное,  оно никогда не состоялось, и в тот момент не могло состояться. Кёр умер по пути на восток на греческом  острове Хиос. Заболел и умер.

И что интересно, дети его получили кое-что в виде милости от Карла Седьмого, которому еще оставалось жить целых 5 лет.
Людовик Одиннадцатый признал политический характер процесса, и сыновьям Кёра была возвращена часть конфискованного уже имущества.

По неполным и приблизительным оценкам у  Кёра изъято имущества на  20 миллионов  золотых экю, напоминаю в 1450 году...


"— Поэт Гомер родился на острове Хиос… или, может, он умер там и был похоронен. Мне кажется символичным, что такой великий человек, как Жак Кер, закончил свой земной путь в том же самом месте!
   — Королевский казначей и спаситель Франции! — добавила Валери и заплакала."

                                                                                                                                                                          Томас Костейн

P.S.
(Последние годы жизни Жака Кёра описаны в историко-приключенческом романе Томаса Костейна «Королевский казначей».

Наиболее много, а именно 509 документов о жизни Кёра собраны в  досье, которое  было составлено потомственным королевским советником и прокурором Жаном Дове .

В материалах досье отсутствуют торговые книги и отчеты об управлении рудниками, хотя имеются сведения о том, что эти формы отчетности использовались компанией. Жан Дове столкнулся с явным нежеланием выдавать секреты и тонкости деятельности компании, что свидетельствовало о мошенническом характере операций последней. Королевский прокурор был вынужден ограничиться сведениями о примерной величине денежного капитала осужденного и подвергнуть конфискации часть его имущества.

Но для короны было вполне достаточно конфискации найденного имущества, а для судебного разбирательства хватило имевшейся информации о злоупотреблениях.
В этой связи досье может служить памятником французского судопроизводства середины XV в.

Кроме досье Жана Дове о деятельности Жака Кёра было известно из публикаций П. Клемана, Ж. Дю Фрес де Бокура и других. П. Клеманом были опубликованы: донесения Жака Кёра о делах в Италии, булла римского папы Евгения IV о торговле казначея Карла VII в Леванте, послание римского папы Николая V о помиловании Жака Кёра, справка парижских адвокатов об организации судебного процесса над ним, грамоты Карла VII о помиловании бывшего советника и его компаньонов и другие. Ж. Дю Фрес де Бокуром  были собраны интересные документы о дипломатических миссиях Жака Кёра, т. е. материалы главным образом о государственной деятельности Жака Кёра и о судебном процессе.
Досье Жана Дове, несмотря на посвященность конкретному явлению, поднимает один из существенных для социально-экономического развития Франции первой половины XV в. вопросов о типичности деятельности торговой компании и фигуры Жака Кёра, позволяя видеть в них характерное явление. Процедура розыска и востребования имущества и долгов позволила вскрыть деятельность широкого круга бюргерства: налоговых сборщиков, купцов и ремесленников, бывших так или иначе связанными с торговой компанией Жака Кёра и занимавшихся деятельностью, аналогичной активности королевского казначея, но в меньшем масштабе.
Следует отметить, что досье Жана Дове далеко не единственный источник о деятельности Жака Кёра. По свидетельству М. Молла значительная часть рукописного материала находится во французских и других архивах и ждет публикации.
В 1951 г. К. Маринеску  и в 1961 г. А. Лапером  были опубликованы письма арагонского короля Альфонса V королю Наварры относительно торговли с Францией и финансовых дел с Жаком Кёром.
В серии известных документов о деятельности Жака Кёра особое место занимают хроники и мемуары Тома Базена, Матье де Куси, Жака дю Клерка, служивших при дворе герцога Бургундского.
Tags: Бурж, Кёр, Франция, история, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments