JeTeRaconte (jeteraconte) wrote,
JeTeRaconte
jeteraconte

Аргументы джихадистов в пользу джихада. Продолжение 3 (R)

Еще одним весьма примечательным моментом, на котором нам следует заострить свое внимание, является аргументация джихадистского лагеря в пользу обязательности джихада на современном этапе для каждого мусульманина.

Джихадисты, являющиеся убежденными сторонниками наступательного джихада (который, как известно обязанностью для каждого мусульманина не является), провозглашающие своими целями донесение исламского призыва, по примеру первых поколений мусульман, на остриях своих мечей до берегов Британии и Северной Америки, на первый план, тем не менее, сегодня выводят джихад оборонительный (который, по единодушному мнению всех исламских ученых, является обязанностью каждого мусульманина).

Их аргументация проста, логична и доходчива. Земли прежнего Исламского Халифата оккупированы безбожными и прозападными режимами, а в случае Палестины, Афганистана, Ирака (в некоторых случаях приводятся также примеры Чечни, Боснии и т.д.) и напрямую западными странами. Таким образом, для освобождения этих земель каждый мусульманин должен взять в руки оружие и выйти на джихад.

Абдулла Аззам взывает: "С тех пор, как был захвачен аль-Андалус (мусульманская Испания), джихад стал фард-уль-‘айн (индивидуальной обязанностью) для каждого во всей Исламской Умме". Аззам не устает подчеркивать, что каждый из мусульман на сегодняшний день грешен до тех пор, пока какой-либо кусочек земли, который когда-то был исламским, находится под правлением неверных. "И каждый из вас, - говорит он, обращаясь ко всей исламской умме, - будет отвечать за Испанию, Афганистан, Палестину и Филиппины…"

Конечно же, наиболее сильным аргументом в побуждении мусульман к немедленному джихаду является тема иудейского гнета над палестинскими святынями: "О чём ты думаешь, когда над мечетью аль-Акса (Иерусалимская мечеть, третья по значимости святыня ислама – Р.К.) находится шестиконечная звезда?!" По утверждению Аззама, грех нахождения палестинских земель в руках евреев, и грех оставления джихада в них достанется сегодняшнему поколению мусульман и поколению их отцов, которые жили в период оккупации.

Отсюда выводится единодушное заключение джихадистов о том, что джихад сегодня является для каждого мусульманина индивидуальной обязанностью (фард-уль-‘айн) и исламское сообщество останется грешным, пока последняя часть исламской земли не будет освобождена от рук неверующих. Более того, утверждается, что любой, кто оставит джихад, является нечестивцем (фасикъом), даже если он "в своей жизни являет пример праведника, выстаивает днями и ночами молитвы, соблюдает дополнительные посты и т.д."

Интересно также комментирование Аззамом того факта, который, как было приведено выше, дуаты толкуют в пользу воздержания от джихада и концентрирования всех усилий на мирной проповеди. А именно факта движения современного мира к большей открытости, практического исчезновения границ между многими государствами, упрощения путешествий по миру.

Аззам, в частности, заявляет: "Раньше оправданием (неучастия в джихаде) служила длительность пути, так как сражение, в основном, продолжалось день, два или три – не больше. И живший раньше вдали, был не в состоянии прибыть вовремя. Но сегодня нет никому оправдания… так как средства для передвижения доступны для каждого, большие расстояния можно преодолевать в очень короткие сроки, границы отрылись и любой может прибыть в эту страну".

Одним из самых важных для нас в данном исследовании моментов, который позволяет понять логику и поведение джихадистов, является также тот факт, что они ни в какую не приемлют позиций, мнений и аргументов из лагеря дуатов или ученых, которые сдержано высказываются относительно приоритетности вооруженного джихада на современном этапе.

Абу Мухаммад аль-Макдиси пишет по этому поводу: "Муджахиды не нуждаются в ученых, которые не из них. Поскольку их ученые самые мудрые и самые ясно осведомленные в вопросах о Джихаде и сражениях. Их способности исходят от Джихада и с полей битвы, где люди становятся способны видеть истину от Аллаха и отвергать все искушения жизни. Они не могут быть неправы. Лидеры и шейхи Джихада – единственные люди, которые осознают ценность Джихада и его выгоды и плоды. Они не нуждаются в руководстве тех, которые отсиживаются дома. Они не нуждаются в мнении тех, которые находятся под ногами режимов и их западных и американских хозяев или тех, которые были сломлены глобализацией и обвинениями в терроризме".

Более того, джихадисты не ограничиваются отказом от советов и наставлений ученых из лагеря дуатов. Они все глубже утверждают концепцию такфира (обвинения в неверии и выходе из ислама) всем, кто взаимодействует и сотрудничает с западными и прозападными режимами в военно-политических вопросах.

Аль-Макдиси прямо заявляет: "Они обвиняются в неверии из-за их дружбы с западными и восточными многобожниками и оказании им помощи против единобожников (мусульман), заключении соглашений о взаимопомощи в области безопасности, через которые они будут обмениваться информацией о единобожниках, описываемых ими как террористов и фундаменталистов, и через которые совершается сдача единобожников и муджахидов их врагам".

Таким образом, чрезвычайно затрудненной представляется возможность организации и проведения диалога между убежденными джихадистами и исламскими учеными из лагеря дуатов, для того чтобы попытаться перевести в плоскость обсуждения, переговоров и взаимных договоренностей хотя бы часть проблем, по которым джихадисты ведут вооруженную борьбу.

Но при этом нисколько не нужно обманываться представлением, что джихадисты – это только ослепленные ненавистью ко всему западному фанатики, готовые расстреливать и взрывать всех направо и налево. Напротив, джихадисты – это сила, обладающая очень стройной логикой, обоснованной и коренящейся в исламских источниках программой и стратегией действия, уверенно и поэтапно движущиеся к собственной цели.

К примеру, тот же самый Абу Мухаммад аль-Макдиси, выступая с критикой тактики тотального уничтожения, практикуемой аз-Заркави в Ираке, и утверждая о необходимости вести широкую идеологическую, воспитательную и подготовительную работы среди моджахедов, заявлял: "Нашей программой и целью должно быть воссоздание Исламской Уммы и Государства, а не просто взорвать кафе, кинотеатр или убить офицера, который подвергал меня пыткам".

Аргументы дуатов в пользу мирной активности и усердия

На фоне воинственной, непримиримой и бескомпромиссной риторики джихадистов, цели и установки, провозглашаемые дуатами, выделяются кардинальным образом. Если джихадисты говорят о необходимости полномасштабной войны с неверными, то дуаты и западники неустанно выказывают свою заботу о мире и человечестве.

Здесь стоит отметить очень существенный момент, которого мы уже касались выше. Дуаты, обосновывая приоритет мирной проповеди и терпения над вооруженными действиями, ни в коей мере не отрицают сам факт обязательности джихада, поскольку концепция джихада является неотъемлемой частью исламской идеологии. От нее нельзя отказаться или отрицать, ее можно только интерпретировать и толковать.

Поэтому дуаты применяют эту концепцию обязательного джихада и то высокое значение, которое ему придается в исламе, для аргументации и доказательства своих заключений. В их представлении, джихад, как защита мира и безопасности является обязанностью каждого мусульманина. И в обоснование этого утверждения дуаты также, как и джихадисты, в обоснование своего утверждения используют концепцию джихада.

Западник Музаммиль Сиддики выстраивает такой логический ряд в своей аргументации: "Джихад сам служит средством защиты мусульман от агрессии… и он ни в коем случае не должен толковаться как синоним агрессии. Джихад ни в коем случае не является средством объявления и ведения войны против невинных людей, неоправданной жестокости, притеснения слабых. Джихад в Исламе – это уникальное средство, утвержденное для защиты Божественного послания от уничтожения или притеснения недругами".

Сиддики в который раз повторяет, что понятие "джихад" означает самозабвенное усердие в распространении добродетели, устранении несправедливости, угнетения и пороков в обществе. Джихад, таким образом, понимается им и его единомышленниками именно как предельное усердие в праведных делах и созидании.

Для объяснения же необходимости применения силы и оружия, которая все-таки содержится в исламских источниках, представитель того же лагеря западников Мухаммад аль-Ханути приводит примеры, которые для западного слушателя являются более простыми и понятными.

"Как долго, например, можно мириться с ростом наркоторговли и организованной преступностью, - заявляет он, - если ваши призывы к отказу от противозаконной деятельности не имеют никакого успеха? Как следует поступать с преступниками, которые ставят под угрозу мирный образ жизни и совершают противоправные деяния? Ислам, таким образом, призывает к противостоянию несправедливости, угнетению и любым иным угрозам миру и свободе. Во многих случаях, нет иных способов защиты мира и свободы кроме как с помощью оружия и боевых операций".

Далее и дуаты, и западники все активнее продвигают концепцию "созидательного джихада", как предельного усердия мусульман в современном мире для обеспечения экономического процветания, решения социальных вопросов, налаживания политического сотрудничества и совместного решения глобальных проблем и угроз, стоящих сегодня перед человечеством.

Представители лагеря западников, даже больше, чем дуаты, стараются в обосновании этой концепции делать упор на вопросы утверждения справедливости не только среди мусульман, но и среди всех людей. Музаммиль Сиддики пишет о понятии "исламского мирового порядка", который, на его взгляд, заключается в том, чтобы все люди – мусульмане и немусульмане – могли бы жить в справедливости, мире и гармонии. Он утверждает, что ислам учит своих последователей именно тому, как охватить заботой и справедливостью всех людей.

Западники единодушны в том, что мусульмане жили в соответствии с этими принципами в течение столетий, что исламское общество всегда славилось своей терпимостью, великодушием и человечностью по отношению к последователям других религий. Отсюда Музаммиль Сиддики призывает усердствовать на пути достижения мира, справедливости для всех людей, сотрудничать друг с другом в добре и праведности, противостоять террору, агрессии и насилию в отношении невиновных людей. "Это сегодня и есть наш джихад", - завершает он свою мысль.

Отметим, что весьма существенным моментом является не только само мирное, конструктивное и созидательное толкование джихада, которое ему дают дуаты и западные мыслители, но и то, что они облекают концепцию джихада в западный терминологический язык, соотносят с его универсальными человеческими ценностями, правами и свободами, господствующими на сегодняшнем Западе, говорят о тех проблемах и угрозах, которые волнуют западное общество.

Таким образом, мирные проповедники разворачивают всю энергетику и весь внутренний потенциал джихада, как концепции и как реальной активности мусульман, в сторону мирной исламской проповеди, а также созидательной активности на благо человечества, что также коренным образом меняет представление людей об исламе и делает их восприимчивыми к исламскому призыву.

Возможные выводы и уроки

Таким образом, после проанализированного выше материала напрашиваются следующие очевидные выводы:

Во-первых, концепция джихада, кроме того, что обладает невероятной энергетикой и потенциалом мобилизации верующих мусульман, она является неотъемлемой частью исламской идеологии, обладает очень глубокой укорененностью в исламских первоисточниках и очень большой убедительностью и доходчивостью.

Во-вторых, попытки очернить саму концепцию джихада в глазах мусульман, попытки поставить знак равенства между джихадом и терроризмом, приведут не к желаемому отходу мусульман от практики джихада, а к еще большему озлоблению и ожесточению уже сражающихся под исламскими знаменами, а также к раздражению и непременной радикализации остальных мусульман, которые не смогут спокойно взирать на то, как очерняют их религию.

В-третьих, даже такая "пугающая" для Запада исламская концепция – как обязательность джихада, обладает большим потенциалом гибкости, что позволяет соотносить ее с текущими историческими, культурными и социальными условиями, выдвигать альтернативные трактовки понимания, интерпретации различных форм ее приложения и реализации, целесообразности и приоритетности тех или иных видов на современном этапе и в современном мире.

В-четвертых, сам исламский мир, в лице своих ученых и мыслителей уже достаточно долго и плодотворно работает над "примирением" концепции джихада, как созидательного усердия, с существующей системой общечеловеческих ценностей, индивидуальных прав и свобод, а также системой международного сотрудничества и конструктивного взаимодействия.

В-пятых, единственным решением смертельного клинча, в который вошли некоторые элементы западной и исламской общественно-политических систем, является стратегия, предлагаемая исламскими мыслителями и общественными деятелями, дуатами и западниками, которые открыто признают концепцию джихада, открыто заявляют о его высоком положении в исламе, но при этом грамотно и аргументировано доказывают, что в определении приоритетов, в разработке и принятии на вооружение тех или иных форм джихада, в их приложении к сегодняшним реалиям, непременно следует в очень сильной степени учитывать современные условия и историческую целесообразность.

Более того, указывая на единственное решение сегодняшнего кризиса, сторонники мирной проповеди также параллельно развивают мощную и убедительную доктрину созидательного джихада, как обязательного для мусульман усердия на благо всего человечества до скончания его дней. Западным странам, мечущимся в поисках выхода из затянувшегося противостояния, следует уделить этому факту самое пристальное внимание.

Tags: джихад, ислам, часть 3, чужое мнение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments